Как Советская Россия покоряла финансовый рынок Персии

15.01.2022

«Я спросил сегодня у менялы, что дает за полтумана по рублю, как сказать мне для прекрасной Лалы по-персидски нежное «люблю»?» – чуть менее века назад писал Сергей Есенин в стихотворном цикле «Персидские мотивы». Туман или toman – денежная единица Персии, и у российских финансов был свой, далекий от поэзии, цикл взаимоотношений с персидскими туманами.

Если к началу XX века в Персии активно действовали российские банки, то за годы Первой мировой войны их позиции серьезно потеснили англичане. Последовавшие потрясения Гражданской войны окончательно смели российский бизнес в этой стране, и советским финансистам пришлось начинать деятельность на южных берегах Каспия с нуля. Когда поэт Есенин рифмовал строки про «синие цветы Тегерана», советский посол в этом древнем городе получил ноту Министерства иностранных дел Персии №9985 от 8 сентября 1923 года с такими словами: «…Из уважения к Вашей просьбе разрешается начать банкирскую работу в Персии и открыть свою контору в Тегеране».

Так возникла Русско-персидская банкирская контора, или Русперсбанк. Уставной капитал нового банка составил 5 млн рублей золотом. Однако на персидском Востоке важнее капиталов оказались личные деловые связи. Не только Россия, но и Персия в ту эпоху переживала череду внутренних потрясений, и для охраны новорожденного банка удачно наняли солдат Казачьей бригады (Berigad-e qazzaq) – воинского формирования, https://www.sostav.ru/blogs/254728/31476/ созданного в Тегеране по русским образцам. Командующий этой бригадой Реза-хан Пехлеви вскоре по итогам военного переворота провозгласил себя шахом, стал основателем новой династии и абсолютным монархом на древних землях между Каспием и Персидским заливом. Так небольшой советский банк, созданный победившими революционерами, невольно оказался в числе близких деловых связей нового персидского императора – шахиншаха.

Именно шах Пехлеви вскоре официально переименует Персию в Иран, и Русперсбанку придется сменить имя на Русиранбанк – Русско-иранский банк. Изначально эта кредитная организация создавалась для обслуживания торговли СССР со своим южным соседом. Достаточно быстро советские сахар, текстиль и керосин стали весомым фактором иранского рынка, а Русско-иранский банк открыл по стране 16 филиалов.

В первые годы работы банк занимался и поддержкой курса советского рубля в Персии–Иране. Архивы Русиранбанка свидетельствуют, что поэт Есенин несколько ошибся: меняла, «что дает за полтумана по рублю», быстро бы разорился. В серебре за полтумана давали не один, а два рубля. Курс же бумажных купюр колебался – за червонец менялы Тегерана давали от трех до четырех туманов.

Для советской экономики и Госбанка СССР контора в Тегеране долгое время играла весьма скромную роль. Многое изменила Великая Отечественная война, обрушив большинство внешнеэкономических связей. В те трудные годы именно торговля с Ираном дала нашей стране почти пятую часть «живой» валютной выручки. Соответственно выросло и значение Русско-иранского банка, притом для обеих держав. Когда в 1942 году в банке произошло крупное хищение – похитителем оказался банковский работник, местный иранский армянин, – армянская община Тегерана с подачи шаха возместила советской стороне весь ущерб. Сказался и тот фактор, что Русиранбанк на протяжении десятилетий поддерживал связи на самом верху иранской монархии, предоставлял родственникам шаха льготные кредиты.

К концу эпохи Сталина советская сторона выкупила у иранских купцов все акции Русиранбанка. 84% его акционерного капитала отошли Внешторгбанку и 16% – Госбанку СССР. Но среди работников конторы в Тегеране гражданами нашей страны были лишь высшие руководители, основную массу сотрудников составляли издавна проживавшие в Иране армяне и азербайджанцы. Любопытно, что каждое лето из-за чудовищной жары банк работал по особому графику – с шести утра до часу дня.

Русско-иранский банк успешно функционировал до 1979 года, когда местная исламская революция не только отменила банковский процент, но и национализировала все кредитные учреждения.